Вторник, 29 Ноябрь 2022

USD394.31

EUR403.08

RUB6.12

հայ Eng

Мы готовы вести переговоры относительно условий возвращения территорий Азербайджану, Роберт Кочарян 2006 г.

Ретро

20 Июль, 20:28

В 2006 г. президент РА Роберт Кочарян дал эксклюзивное интервью арабскому информационному агентству "Аль-Джазира", в котором рассказал о внешней политике Армении и урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Во время своего президентства Роберт Кочарян довольно мало говорил о проблеме Нагорного Карабаха публично, и то в основном с иностранными представителями СМИ. Это интервью примечательно тем, что Кочарян говорит о возвращении территорий, несмотря на то, что его правительство проповедовало тотальную бескомпромиссность внутри страны и исключало какие-либо уступки. Radar Armenia представляет основные моменты интервью Роберта Кочаряна, а также полный перевод интервью на английском языке. 

Говоря о территориях вокруг Нагорного Карабаха, президент Армении отметил, что "мы многократно заявляли, что готовы вести переговоры относительно условий возвращения территорий Азербайджану, кроме коридора Лачин, соединяющего Нагорный Карабах с Арменией". "Если Азербайджан действительно обеспокоен проблемой своих беженцев и ситуацией с территориями, находящимися вне административных границ Азербайджана, то он мог бы давно их восстановить, если бы президент Азербайджана в Минске подписал соглашение, разработанное Минской группой ОБСЕ", - отметил Роберт Кочарян.

На вопрос, чего требует Армения от Турции - признания Геноцида армян в Османской Турции и извинений или предоставления компенсаций родным погибших, Роберт Кочарян заявил: "Компенсации могут потребовать те, кто пострадал в результате этой резни. Считаю, что многие армяне, разбросанные по всему миру, имеют законное право потребовать компенсации. Республика Армения также имеет достаточно требований. С Турцией должны быть установлены дипломатические отношения. Должны быть естественные и доброжелательные отношения, а не блокада, которую осуществляет Турция в отношении Армении. Кроме того, Турция имеет свою позицию относительно нагорно-карабахского вопроса. Турция оккупировала Северный Кипр и имеет там постоянные военные базы, но в то же время требует от Армении определенные шаги в вопросе Карабаха. Турки ставят условия по выводу армянских сил из Карабаха, и только после этого будет открыта армяно-турецкая граница. Это условие неприемлемо для Армении. Греки тоже могут сделать то же самое, и отказаться от торговых отношений с Турцией до тех пор, пока не решен вопрос Северного Кипра"

Мне кажется, что в будущем отношение Армении и Нагорного Карабаха будут развиваться, и они образуют федерацию. Следующие поколения решат, какие отношения будут иметь эти две страны", - заявил президент Армении Роберт Кочарян в интервью арабскому телеканалу "Аль-Джазира".

Аль-Джазира
Перевод с арабского Катей М. Пелтекян специально для Армянской сети новостей/Groong 
Журналист. Zawer Shoj 
17 сентября 2006 г.

ЖУРНАЛИСТ: Я хотел бы поблагодарить вас г. Президент за предоставление новостной сети «Аль-Джазира» возможности поговорить с вами. Позвольте мне начать с моего первого вопроса. Уже 15 лет Армения является независимым государством. Каковы основные достижения и неудачи этого периода?

КОЧАРЯН: Во-первых, мы смогли сформировать страну с эффективным правительством. Важнейшим достижением того времени был переходный период, в течение которого нам необходимо было разработать систему рыночной экономики и государственного управления. После распада Советского Союза Армения столкнулась с трудностями, так как должна была немедленно сформировать все требования независимого государства, от государственных органов до армии и экономики. В то же время Армения страдала от региональных проблем, которые породили множество вызовов. Поэтому в течение последних 15 лет Армения пыталась найти свое место, вырабатывая свою новую внешнюю политику, которая помогла бы наладить свое существование в соответствии с новыми реалиями и обстоятельствами.Это была главная миссия, и я считаю, что стране это удалось. Цифры, которые мы имеем сегодня по экономической стабильности и росту, показывают, что мы успешно завершили переходный период. Однако самой сложной проблемой, которая сейчас стоит перед Арменией, несомненно, является проблема Нагорного Карабаха.

ЖУРНАЛИСТ: Какие шаги вы предпринимаете для решения энергетической проблемы, с которой столкнулась Армения, тем более, что в вашей стране нет таких природных ресурсов, как нефть и газ?

КОЧАРЯН: Мы не можем назвать энергетическую ситуацию в Армении критической. У нас есть эффективная энергия, а это значит, что хотя у нас нет ресурсов, мы все равно экспортируем электроэнергию в соседние страны. Мы завершили необходимые преобразования в энергетике, и сегодня у нас нет долгов за топливо и газ, и все электростанции получают прибыль. В настоящее время мы строим около 50 гидроэлектростанций, восстановлена ​​и модернизирована атомная электростанция, которая была остановлена ​​в советское время и сейчас работает на полную мощность. Без сомнения, мы серьезно думаем об обеспечении энергией; таким образом, мы строим второй газопровод из Ирана, который будет бесперебойно снабжать Армению природным газом.

ЖУРНАЛИСТ: Г-н. Президент, нагорно-карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном считается первым кровавым этническим конфликтом на постсоветском пространстве. Какие мирные шаги предпринимаются спустя 12 лет после прекращения огня для решения карабахской проблемы?

КОЧАРЯН: Хочу уточнить, что конфликт между Азербайджаном и Нагорным Карабахом, и в него была втянута Армения - это точное описание конфликта. Без сомнения, начался конфликт между Карабахом и Азербайджаном. Когда распался Советский Союз, возникли две независимые республики. Азербайджанская Республика и Нагорно-Карабахская Республика. Никто не должен сомневаться в том, что существование независимой Нагорно-Карабахской Республики является законным в соответствии с международным правом. Были попытки подчинить себе Карабах и заставить его войти в состав Азербайджана. Именно по этой причине разразилась война.

ЖУРНАЛИСТ: В настоящее время под контролем карабахских сил находится около 20% территории Азербайджана. Есть ли прогресс в переговорах с Азербайджаном по нагорно-карабахскому конфликту?

КОЧАРЯН: Основная проблема заключается в том, что Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности и считает Карабах частью Азербайджанской Советской Республики. Распад Советского Союза привел к радикальным изменениям. Вся карта Европы изменилась. Посмотрите, что произошло на Балканах и в бывшем Советском Союзе во время этих фундаментальных изменений. Говорить о территориальном единстве в данном контексте, о какой-либо территории, не имеет юридической силы. Мы никогда не были против территориального единства и целостности какой-либо страны, потому что у нас тоже есть страна. Однако мы считаем, что Азербайджан и Нагорный Карабах имеют равные права на территориальную целостность. Обе страны имеют право на независимое существование. Это препятствие, с которым переговоры сталкиваются в течение последних 15 лет. Нагорный Карабах – независимое государство. Он никогда не был частью независимой Азербайджанской Республики. Я родился в Карабахе и в свое время тоже возглавлял освободительное движение. Мы никогда не были частью независимого Азербайджана. Сегодня выросло поколение, которое не имеет отношения к Азербайджану и даже не представляет себе жизнь под властью другой страны.

ЖУРНАЛИСТ: Требует ли Армения или, точнее, Нагорный Карабах, только административные границы Карабаха или требование включает 20% территорий Азербайджана, находящихся под контролем Армении?

КОЧАРЯН: Есть две лжи. Во-первых, что 20% территории Азербайджана оккупированы, а во-вторых, имеется один миллион азербайджанских беженцев. Истинные цифры совсем другие. Однако цифры, придуманные Азербайджаном, повторялись столько раз, что теперь это считается реальностью. В число беженцев фактически входят люди с обеих сторон. Армяне и азербайджанцы. Во времена советской власти в Советском Азербайджане проживало полмиллиона армян, не считая проживающих в Карабахе. Где они сейчас? Часть этих армян сейчас находится в Армении, другая часть живет в России, а третья группа разбросана по всему миру. Что касается оккупированных земель, то они не составляют 20% территории Азербайджана. Это намного меньше. Несмотря на, есть земли за пределами административных границ Карабаха, которые сейчас оккупированы армянскими войсками. Мы многократно заявляли, что готовы вести переговоры относительно условий возвращения территорий Азербайджану, кроме коридора Лачин, соединяющего Нагорный Карабах с Арменией". "Если Азербайджан действительно обеспокоен проблемой своих беженцев и ситуацией с территориями, находящимися вне административных границ Азербайджана, то он мог бы давно их восстановить, если бы президент Азербайджана в Минске подписал соглашение, разработанное Минской группой ОБСЕ

ЖУРНАЛИСТ: Долгое время вы были главой того, что можно было бы назвать Освободительным движением в Нагорном Карабахе. Каковы сегодня политические цели Карабаха? Стремится стать независимым государством или стать частью Республики Армения?

КОЧАРЯН: Юридически Карабах сегодня является независимым государством, и правительство стремится укрепить государственные институты. Для Армении подходят обе возможности. Я думаю, что в будущем отношение Армении и Нагорного Карабаха будут развиваться, и они образуют федерацию. Следующие поколения решат, какие отношения будут иметь эти две страны

ЖУРНАЛИСТ: На ваш взгляд, признает ли международное сообщество независимость Нагорного Карабаха.

КОЧАРЯН: Я не помню ни одной подобной ситуации, которая привела бы к легкому признанию. Потребуются десятилетия напряженной работы, чтобы молодая нация получила это признание. Есть факторы. Одним из важных факторов является то, чтобы мир увидел, что независимое государство зарекомендовало себя как эффективное государство, способное выполнять те задачи, которые любая независимая страна может выполнять на своей территории. Я считаю, что Нагорный Карабах доказал, что является нацией, которая может полагаться на себя и способна развиваться как нация. Поэтому я с оптимизмом смотрю на признание. На самом деле, Республика Армения и армянская диаспора во всем мире активно работают над тем, чтобы добиться этого признания, чтобы Нагорный Карабах мог присоединиться к международному сообществу.

ЖУРНАЛИСТ: Г-н. Президент, в начале 20-го века армянский народ подвергся массовой резне, устроенной Османской империей. Сегодня по этому поводу продолжаются дебаты. Каковы ваши основные требования к правительству Турции? вы хотите, чтобы они признали и извинились за те массовые убийства, или вы требуете компенсации для потомков и родственников жертв того периода?

КОЧАРЯН: Компенсации могут потребовать те, кто пострадал в результате этих массовых убийств. Я думаю, что многие представители армянской диаспоры в мире имеют законное право требовать компенсаций. У Республики Армения также много требований. Должны быть дипломатические отношения с соседней Турцией. Должны быть нормальные добрососедские отношения, а не блокада, которую Турция ввела, чтобы парализовать Армению. Кроме того, есть и позиция Турции в отношении нагорно-карабахского урегулирования. Турция оккупирует Северный Кипр и имеет там регулярные военные базы, однако требует от Армении определенных шагов в отношении Карабаха. Это только показывает лицемерие Анкары и вызывает много вопросов относительно политики Турции. Таким образом, наша позиция тесно связана с текущей ситуацией и с реакцией Турции на общее настроение армян во всем мире. У нас очень длинная и тяжелая история, и мы унаследовали тягостные отношения с Турцией. Мы не можем забыть наше прошлое, но должен быть естественный путь к примирению между двумя народами. Примирение может начаться с признания вины теми, кто совершил проступки или преступления - называйте это как угодно. Но в настоящее время у Турции нет воли признать преступление, и это является причиной нынешней ситуации. 

ЖУРНАЛИСТ: Есть мнение, что вопрос о признании Геноцида армян был поднят именно в то время, когда Турция ведет переговоры о своем вступлении в Евросоюз.

КОЧАРЯН: Вопрос признания Геноцида армян существует давно, но в последнее время он обсуждается в более широких кругах. Армения, как независимая республика, заявила о своей позиции в ООН в 1998 году. Я обсуждал ее на встречах ОБСЕ в Стамбуле, а также во время нашей встречи с тогдашним президентом Турции Сулейманом Демирелем и его министром иностранных дел. Это было задолго до начала переговоров между ЕС и Турцией о членстве последней. Вот почему я не стал бы связывать их. Однако ЕС просит Турцию пересмотреть свою историю и свое прошлое, и это вселяет в нас надежду, что Турция смирится со своим прошлым и признает Геноцид армян. Важно, чтобы прошлые действия были признаны, чтобы избежать повторения подобных преступлений в будущем.

ЖУРНАЛИСТ: Как вы думаете, этого достаточно, чтобы начать нормальные отношения с Турцией? Как вы оцениваете отношения с Анкарой?

КОЧАРЯН: Сегодня нет никаких отношений с Турцией. Наша позиция ясна. Мы готовы строить дипломатические отношения с Турцией без каких-либо предварительных условий. На наш взгляд, сотрудничество – лучший способ разрешения конфликта, способ, при котором все стороны сохранят лицо. Это сотрудничество может осуществляться путем непрерывного поиска наилучших решений. Но Турция в настоящее время выдвигает предварительные условия, о которых она договорилась с Азербайджаном по Нагорному Карабаху. Их условие – армяне должны вывести свои силы из Карабаха и только тогда будут открыты границы между Турцией и Арменией. Эти условия неприемлемы для Армении. Греки могли бы сделать то же самое и отказаться от торговли с Турцией до тех пор, пока не будет решен вопрос Северного Кипра. Мировой опыт показал, что торговля, нормальные отношения и постоянное сотрудничество всегда помогали преодолевать препятствия. Например, между Россией и Японией существует территориальный конфликт по поводу Курильских островов, но ни одна из сторон не ставит эту проблему в условия торговых отношений.

ЖУРНАЛИСТ: У Армении сложные отношения со своими соседями, с Азербайджаном из-за Карабаха и с Турцией, как вы сейчас объяснили. Но есть проблемы и с Грузией. У армянской общины Грузии есть свои проблемы с грузинским правительством. Но есть сосед, с которым у вас прекрасные отношения, это Иран. Какова позиция вашей страны в отношении прав Ирана на развитие своей ядерной программы? А что вы думаете о международном давлении, которому подвергается Иран в связи с этим вопросом?

КОЧАРЯН: Наши отношения с Ираном развиваются динамично, и между двумя странами нет разногласий. У нас есть большое торговое соглашение. Мы беремся за огромные энергетические проекты - огромные, учитывая размер Армении, - такие как газопровод и третья линия электропередач. Мы также планируем строительство крупной гидроэлектростанции на реке Аракс для выработки электроэнергии в дополнение к другим проектам в энергетическом секторе. Между Арменией и Ираном существует очень широкое сотрудничество; поэтому любые проблемы между Ираном и Западом обязательно негативно скажутся на наших проектах. Для нас Иран является очень важной страной в регионе, с которой у нас исторически сложились отношения. Я считаю иранцев наследниками очень древней цивилизации, и мы уважаем их культуру. Иранская ядерная программа является очень чувствительным вопросом между Ираном и Западом, особенно США. Мы надеемся и верим, что дипломатическое решение этой проблемы будет найдено. Мы также считаем, что применение каких-либо санкций против Ирана нецелесообразно; любая военная акция против Ирана будет иметь катастрофические последствия для всего региона. Мы надеемся, что эта проблема будет решена мирным путем. Предложения стран «шестерки» вселяют оптимизм. Как мы поняли, иранская позиция очень позитивна в отношении этих предложений. Эта проблема требует терпения, постоянной работы и компромисса со всех сторон для решения этого вопроса. Армения является одной из стран, которые больше всего выиграют от мирного решения этой проблемы. Мы надеемся и верим, что дипломатическое решение этой проблемы будет найдено.

ЖУРНАЛИСТ: Армения считается главным союзником России на Южном Кавказе. В чем секрет хороших отношений между Россией и Арменией?

КОЧАРЯН: Мы унаследовали довольно богатые и исторические отношения и культурный обмен, в дополнение к общим интересам, которые улучшались в течение десятилетий или даже сотен лет. Сегодня мы сохраняем это наследие и используем его для продвижения наших общих интересов. До сегодняшнего дня нам удавалось поддерживать эти отношения. После распада Советского Союза некоторые страны Южного Кавказа обрели независимость и начали проводить собственную политику, исходя из собственных интересов. Точно так же Армения учитывала свои интересы и успешно сохраняла весь свой потенциал, используя прошлый опыт и применяя то, что могло быть выгодно Армении и России. У нас прекрасные отношения с Россией в экономической и военной сферах, так же как и с Ираном. Мы также развиваем наши отношения с Европейским союзом, так как мы были приняты в программу соседства ЕС, и сейчас мы пытаемся реализовать требования этой программы. Кроме того, наши отношения с США очень особенные, особенно из-за помощи, которую Армения получает от США, и мы были включены в Программу 3-го тысячелетия, которая помогает Армении развиваться в экономическом плане. Мы сохранили уже сложившиеся отношения и развили их, не создавая разногласий между народами и их интересами. Мы работаем с верой в то, что в Армении интересы всех могущественных стран встречаются, а не сталкиваются, и стараемся избегать любого шага, который может рассматриваться как угроза безопасности наших партнеров.

ЖУРНАЛИСТ: Г-н. Президент, на Ближнем Востоке есть большая армянская диаспора. Каков характер отношений между Арменией и арабскими странами? А какова позиция арабского мира в отношении внешней политики Армении?

КОЧАРЯН: В целом у Армении хорошие отношения с арабскими странами, и эти отношения сложились в результате кровавых событий, постигших армян в 1915 году. Арабы приветствовали армян и помогли им встать на ноги. По этой причине мы с большим уважением относимся к арабам. Многие годы армяне и арабы жили под гнетущим османским правлением. Этот исторический период нашел отражение в литературе и искусстве арабов и армян. Длительные и особые отношения между двумя народами создают условия, которые можно развивать на государственном уровне. У нас очень хорошие отношения с арабскими странами, где есть армянские общины, которые жили и работали поколениями, доказывая, что армяне трудолюбивые, преданные люди. Их позитивная позиция повлияла на естественное развитие отношений между двумя народами. Мы ценим и оцениваем эти отношения очень высоко; поэтому мы останемся очень хорошими друзьями с арабским миром. Эти отношения не основаны на интересах двух людей; на самом деле они основаны на многолетнем опыте многих поколений обоих народов.

ЖУРНАЛИСТ: Г-н. Президент, в конце этого интервью позвольте мне поблагодарить вас за то, что вы предоставили новостной сети «Аль-Джазира» возможность поговорить с вами. Желаем Вам и народу Армении мира и прогресса.

КОЧАРЯН: Спасибо, удачи.

Արման Գալոյան

Россия берет на себя управление Арцахом в ожидании драмы в стиле Ельцина "Я устал"

Արտակ Խաչատրյան

Путин избегает названия «Нагорный Карабах»?